Алексей Николаев — основатель компании Форсмонтаж, которая занимается ремонтом квартир, а еще – борец с диджитал-диссидентами и мастерами-«староверами». Он уверяет, что не будет работать с людьми, которые не могут управляться со смартфоном, ведет ютуб-канал с 48 тысячью подписчиков и считает, что хороший профиль в инстаграме нужен даже отделочникам. Алексей с запалом рассказал нам, как поверил в пользу прогресса, почему не берется за заказы без проекта и как попал сразу в несколько в телешоу о стройке.



История Алексея началась в 2010 году. Тогда он еще работал сметчиком, как обычно говорят, — “на дядю”. Тогда он понял даже не то, что не хочет трудиться под чьим-то руководством, а то, что не хочет быть как все — и решил вершить маленькую строительную революцию. Потому что так его учила мама.



Я работал у раздолба. Приходил-то он круто одетый, в пальто, ботинках и с портфелем — якобы у него серьезная фирма. А потом оказывалось, что эта “фирма” состоит из табуретки и компьютера с торчащими проводами, а его самым крутым инструментом была лазерная рулетка. Да что там. Весь инструмент вообще мог поместиться в поясную сумку.


Моей задачей был поиск заказчика на сайтах вроде “Ремонтник.ру”. Люди выставляли тендер, а мне нужно было предложить цену, которая устроит обе стороны. Все строители там придерживались политики демпинга. Я смотрел на бюджеты заказчиков, видел 500 тысяч весь на ремонт, а строители умудрялись предлагать еще более низкие ценники. Я понял, что все строится либо на том, чтобы надурить заказчика, либо потом выполнить работы некачественно. А я не привык обманывать людей.

На рынке творилась вакханалия: заказчики имели невероятный вес и разрушали рынок, а строители убегали с деньгами и, как мне казалось, вообще были работать едва ли не за бутерброды. А в свое время, когда я поступал в строительное ПТУ, мама говорила: “Леша, на жизнь ты заработаешь”.

Первым объектом, который Николаев нашел для своего директора, был санузел в жилой квартире на последнем этаже старого дома. Далее пришло еще разочарование.




Я звоню, спрашиваю о мастерах, записываю их номера, сам связываюсь. Спрашиваю: “Ребята-то то хоть нормальные?”. А он отвечает: “Я их даже ни разу не видел”. Меня в этот момент осенило, как работают остальные: люди работают в квартирах, несут ответственность, но даже не знают своих мастеров и приходят с теми, кого вчера нашли на авито.

Алексей рассказывает, что решил следовать маминым заповедям и заявил другие конкурентные преимущества и принципы. В-первых, вообще отказался от скидок, а во-вторых, пообещался “делать на совесть” во всех смыслах. Николаев заверяет, что если ремонт стоит дорого, заказчику сразу озвучат его максимальную сумму — даже если он испугается. Первым же “шагом” Алексея к своему делу было случайное знакомство с дизайнером. Тот предложил ему отремонтировать квартиру, которую оформлял в то время.



Я ехал и думал: “Да, люди у меня есть, но это же те непроверенные самые ребята, чьи номера я тогда записал. И я решил все делать сам. Поменял подоконники, подлатал прежние косяки, а уже следующим объектом — сразу после подоконников (!) — тот дизайнер предложил мне целый коттедж.


Так Николаев начал собирать команду. После собственного “кастинга” он нашел тех, с кем потом проработал еще восемь лет. Коттедж был сдан, но никакой стабильности по заказам еще не было. К тому же, новоиспеченный предприниматель чувствовал себя зависимым от дизайнера — и решил сам рекламировать свою компанию. Начал узнавать о развитии сайта и продвижении. Свой первый сайт он оплатил бартером — сделал ремонт квартиры. А затем начал продвигать Форсмонтаж в соцсетях.



Я заметил, что у всех строителей одна проблема: они не умеют показывать свои работы. Плюс, это было начало десятых годов, и все делали снимки ремонта с камеры своих маленьких телефончиков. Я понял, что должен презентовать себя по-другому, что фото отделки обязаны быть красивыми. Купил фотоаппарат Sony, начал фотографировать, а потом стал на нее же снимать видео.

За диджитал-советами Николаев пошел на ютуб, где наткнулся на канал Алексея Земскова. Это у него Алексей черпал первые идеи по съемке и практические лайфхаки. Например то, как экономить время на простых вещах.



Николаев понимал: чтобы наполнять сайт, ему нужно не только копошиться в коридорах и вязнуть в косметических ремонтах — для продвижения нужна была съемка ремонта в новостройке. На удачу в это же время к Алексею пришел заказ из подмосковного Красногорска. Там и начали рождаться первые ролики, за счет которых раскрутился ютуб-канал. “До двух ночи я торчал на объекте, а потом ехал в Новогиреево и что-то монтировал. Это было колхозно, но получалось доносить то, что я хочу” — рассказывает мастер.



После такого “пиара” квартиры в Красногорске к Алексею пришли новые заказы — на него “свалилось” сразу четыре квартиры из соседнего ЖК.



Я никогда разом не вел столько параллельных, и тут снова вопрос мастеров. Со мной была часть “старых” ребят, на которых я мог положиться, а за остальными нужно было постоянно смотреть. Вроде мужики нормальные, но оказались не самостоятельными. Я чувствовал, как все рушится: увеличение объема работ повлекло рост проблем. Ты просто не можешь держать все под контролем, когда работаешь с дураками. На счастье тогда ко мне пришел проектировщик Александр Степанов, с которым мы работаем до сих пор. Я на его образе понял, какие люди нужны — автономные и с интеллектом. И начал их искать.


Немалую роль в поиске сыграли гаджеты. Я понял, что 80% строителей — “деревянные” люди. Да, мастер может хорошо работать, но также важно идти в ногу со временем и управляться без няньки. Я понял, что Москва — это логистика, с которой здесь очень тяжело. А значит, многое завязано на обмене данными: зачем ехать на объект, когда можно попросить мастера сделать фото или видео и на них объяснить проблему. А у меня в команде, к примеру, оказался человек, который не мог выслать фотографию, потому что не умел это делать.

У меня есть видеоролик “Эволюция мастера”, где я рассказываю о наболевшем. Зачастую в нашем бизнесе встречаются старперы, которые просто отказываются от всего нового. Поэтому я начал строгий отбор: дал объявление, где указал умение обращаться со стандартными программами типа “Ворда” и “Экселя”, наличие современных гаджетов. С двухсот просмотров пришел звонок, это была катастрофа, но постепенно начала формироваться команда. Мы начали масштабироваться, а так как в коллективе появились умные ребята, нам стало проще работать без особых проблем. Меньше проблем — больше объектов.


Алексей уверяет, что его компания живет по принципу “Мы знаем многое, но не все” и уделяет внимание образованию команды.



Несмотря на то, что я связан со стройкой с 1994 года, я понимаю, что даже во время того самого ремонта в Красногорске я был очень зеленым. Это сейчас мы знаем, что некоторые материалы не работают друг с другом даже на химическим уровне. Допустим, сплошь и рядом гипсовые блоки, паз-гребни штукатурят цементной штукатуркой. Проходит время, и через год плитка, положенная на эту штукатурку начинает отваливаться. То же самое с гипсовой штукатуркой: просто сажать на нее плитку не стоит. Между ними нужно сделать прослойку гидроизоляции. Эти знания, к примеру, мы почерпнули от технологов на курсах и семинарах. Все мы периодически участвуем в форумах и обучающих мастер-классах, которые позволяют нам расти. Проблема кадров есть всегда, но сегодня у нас в команде уже сорок человек, многие из которых уже давно профессионально меня переросли.


Далее важно показать и доказать все эти знания заказчику. Он, уверен Николаев, должен довериться мастеру и не вникать в строительные тонкости. Впрочем, даже в таком случае у заказчика всегда должен быть готовый проект ремонта — на всякий случай.



Если заказчик хочет сделать ремонт без проекта, это потенциальный провал. Да, в таком случае можно работать с людьми которые умеют прислушиваться, но чаще заказчики говорят: “Я уже делал ремонт квартиры, я знаю все”. К примеру, сейчас мы делаем сложный по решениям ремонта в двухсот метровой квартире на Бауманской.
И там есть проблемы с проектов: туалеты расположены за семь метров от стояка. Но вода же не пойдет вверх! Получается, пол нужно было поднять на 25 сантиметров, либо придумать целую систему насосов, чтобы отвести канализационные воды — но их нужно шумоизолировать, а это может увеличить стоимость ремонта тысяч на десять за квадратный метр. В общем, проект не продуман. Картинка красивая, а реализовать ее технически сложно. А заказчик думает, что это строитель не догоняет, начинает влезать, корректировать. Но вы же не лезете к хирургу с советами во время операции. Иначе ремонт может затянуться на год.



Строитель не должен догадываться за заказчика и дизайнера, что нужно сделать, но люди часто считают, что мастера должны уметь все. И тут должно быть взаимопонимание и уважение заказчика и мастера — в этом, на мой взгляд, тоже есть новая культура строительства.



О своих заповедях и принципах Николаев и его команд рассказывают на телешоу. Так, коллектив уже засветился в эфире канала “Москва 24”, где как раз рассказывал о “деревянных” строителях. Телевизионщики, кстати, находят Форсмонтаж именно на ютубе. Уже 2,5 года ролики для него делает отдельно нанятый оператор.



Свое оригинальное мнение есть у Алексея и относительно инструмента. Он уверен: здесь выбор зависит от целей.



В свое время, когда я еще сам работал руками, я купил себе торцовку Metabo KS 216. Приловчился к ней, и она выполняла самые сложные задачи, но диск на ней был маленьким, я начал подбирать новую, большую пилу и искал самую жесткую — чтобы избежать перекоса диска. В этом случае нужна высокая точность и большой пропил, поэтому сравнивать и подбирать пришлось со всей ответственностью. Оптимальным вариантов оказался Festool: здоровая, мощная, сегодня у меня две таких.



Но если вам нужно пилить металл, то болгарка может быть любой: износилась — выбросили. Именно поэтому я в свое время не стал брать аккумуляторную пилу Hilti — за нее же нужно переживать. А зачем, когда можно купить тот же Dexter: сгорит — выкинул. Он стоила 1800 рублей и с головой себя окупила. Сложные покрасочные станции, высокоточный инструмент нужно выбирать долго и “под себя”, держать в одних руках, а если нужен тот же отбойник — возьмите тот же Makita. Мы им крошили все, что можно, он ходил от мастера к мастеру — и хоть бы что. Я “за” самый разный инструмент. Многие ребята в коллективе, к примеру, любят Hilti — наверное, Земского насмотрелись.

Продолжить чтение: