Урал славится своим суровым характером. Не спешим разрушать стереотипы и рассказываем о мастерской в пригороде Екатеринбурга : здесь из пламенного горна выходят топоры, реплики старинного оружия и кованые элементы для копий старинных сундуков. Мануфактура «Аника» при этом — не только кузница, но и целая галерея ремесел под одной крышей, объединившая также столяров, кожевенных мастеров и представителей витражного искусства.





Не один в поле

До старта своего дела Ильдар Аблиев много лет увлекался исторической реконструкцией. Хобби в свое время подтолкнуло его на освоение навыков в художественных, столярных, кузнечных мастерских. При этом, как и многие, Ильдар мечтал о собственном производстве. В отличие от мечтающих, но не делающих, Аблиев все-таки решился на открытие личной мастерской. Вектор работы выбирать не пришлось: тематику задала тусовка ретро-романтиков, от которой и поступили первые заказы на аналоги предметов старины.




«В Екатеринбург я перебрался из Нижневартовска и, оставаясь приезжим, точно понимал, что одному мне будет очень тяжело. К тому времени я уже познакомился с местным сообществом по военной реконструкции, где встретил Алексея Синцова. Он стал одним из сооснователей мастерской. Позже удалось перетянуть в Екатеринбург моего старого приятеля Виталия Лунева».




Для старта образовавшееся трио скооперировалось с кузнецами из Верхней Пышмы – города-спутника Екатеринбурга. С ними умельцы на два года разделили небольшой съемный ангар.




«Начиная бизнес, мы поняли главное: во-первых, тяжело стартовать в одиночку, а во-вторых, — сложно найти подходящее помещение. Нам повезло: мы наткнулись на таких же молодых ребят, которые недавно начали свое дело. Арендованный ангар поделили пополам: они занимались кузнечным делом, а мы столяркой. Так мы могли пользоваться их оборудованием, а они нашим – по первости это очень помогало».





По историческому примеру

Свою мастерскую союз запустил под маркой «Аника». Название – дань амбициозному промышленнику Анике Строганову, жившему во времена Ивана Грозного и ставшего крупнейшим русским предпринимателем XVI века, а также активным колонизатором земель Уральского края.




Нейминг обязал ребят к динамичному развитию. Для начала мастера утеплили не обогреваемый металлический бокс в тридцать квадратов. Затем стали масштабироваться: подобно купцу Строганову, приобретать под нужды мастерской соседние помещения.




Этой осенью «Аника» переехала в новые цеха: теплое помещение с высокими потолками и площадью более чем 500 квадратных метров расположено на территории бывшего завода «Радуга». В советские годы здесь штамповали машинки и солдатиков для детей, а теперь делают взрослые металлические игрушки – ножи, топоры, тесаки, а также мебель всех видов и стилей.





Оружейный алгоритм

Сегодняшняя «Аника» — это пятнадцать работников по различным направлениям. Термин «мануфактура» к своему бизнесу они применяют не из-за красоты звучания. Разделение труда здесь – один из столпов. Столяра, кузнецы, мастера по коже и стеклу – каждый занят своим делом. Также в коллективе – профессиональный инженер, отвечающий за проектировку изделий, дизайнер и даже штатный фотограф.




Оружие – один из ведущих профилей работы мастерской. Создание топора при этом – едва ли не лучшая иллюстрация местной трудовой сегрегации. После создания эскиза заказ поступает, как водится, в кузнечный цех. Здесь болванка стали нагревается в газовом горне, затем на кузнечном молоте в ней пробивается полость, а также формируется конечная форма изделия. Потом «голова» проходит термообработку, включающую обжиг и закалку. После кузницы работа перемещается в столярный цех, где создается рукоять для будущего тесака. Если топор «хитрый», подарочный, его деревянную часть декорируют резьбой. После рукоятку тонируют и насаживают на нее железную лопасть. Следующий цех – кожевенный: здесь для изделия шьется чехол с тиснением.





От старины к совриску

Появлению в мастерской мачете и секир предшествовали заказы под старину: все те же реконструкторы просили у мастеров аналоги средневековой мебели, посуды и сундуков. Для последних в кузне делали петли. Постепенно заказов именно на ковку становилось все больше и благодаря сарафанному радио сформировалось направление работы по созданию современного оружия и реплик старинных инструментов.




С мебелью и габаритными изделиями, отмечает Ильдар, работать проще, точнее – выгоднее. Крупные заказы – вещь не дешевая, но для того, чтобы их получить, уверяет мастер, нужно пройти через мелкую работу. Возрождение средневековья при этом желаемой прибыли «Анике» не приносит, поэтому сейчас мастера активно продвигает производство современной мебели. По части старины же здесь предпочитает работать с проверенными заказчиками.




«Производство актуальных предметов интерьера позволяет не ждать подолгу заказ на средневековые сундуки. Мы расширяем круг клиентов, увеличивая предложение. Благодаря соцсетям, стали появляться заказчики, далекие от исторических реконструкций. При этом у нас, как и у многих мастерских, есть уже сложившиеся клиенты: их немного, но эти два-четыре заказчика регулярно делают большой заказ на мебель, которой постепенно обставляют свои дома. Большинство из них – как раз ценители средневековой тематики, но есть и почитатели русского или готического стилей».




Кроме того, мастера сотрудничают с частными коллекционерами, а также современными музеями. Так, одним из клиентов «Аники» стал Тульский музей оружия, для которого местная столярка сделала стилизованные под XVII век лавки.




Еще один запомнившийся запрос – шумовые машины: для театрального перформанса умельцы соорудили аппараты, подобно тем, которые в прошлом столетии имитировали вой ветра или звуки проезжающего танка.





Техники много не бывает

Сегодня в распоряжении уральской команды – весь санитарный минимум ковки: пневматический молот и газовые горны, сварочные аппараты и муфельные печи. В столярке – всего понемногу. Например, найдутся станки JET: фрезерный JWS-34 KX 230V и рейсмусовый JWP-208-3 400V. По словам Ильдара, равных бренду по качеству в его ценовой категории просто нет. Остальные не вытянут таких объемов производства.




От Dewalt – шуруповерты, например, модель DW 907 K2, ленточная пила, комбинированная торцовочная пила. Лучшей маркой местные мастера признают Makita: среди ее делегатов в Верхней Пышме – лобзик сетевой 4329, фрезер 3612 С, УШМ 9555 НN и GA 9020, прямая шлифмашина GD 0810 C, ленточная 9404, даже рейсмусовый станок 2012 NB.




«При выборе инструмента нужно думать не только о том, как ты будешь работать на нем сегодня, но и как ты будешь его чинить. У «Макиты» нет проблем с заменой деталей — во всех более-менее крупных городах есть сервисные центры, которые работают с этой маркой. Несмотря на то что Dewalt – едва ли не самый распространенный инструмент в своем ценовом пласте, с поиском его комплектующих все равно случаются загвоздки».




Ассортимент мастерской регулярно пополняется: приходят новые мастера, которым требуется свое оборудование. На помощь по части финансов приходят гранты для молодых предпринимателей: от такой подмоги, говорит Ильдар малому бизнесу глупо воротить нос.




«Неподготовленному человеку при первом визите в мастерскую может показаться, что у нас очень много инструмента. Мастерам же кажется, что его нужно еще больше. Так и есть: сейчас, к примеру, нам необходим еще один кузнечный молот, всевозможные шлифмашинки, дрели.




Важно, чтобы за каждым мастером был закреплен его личный инструмент. Так и человеку удобнее, и отношение к технике будет более внимательным. Плюс ко всему, мы постоянно начинаем работать в новых направлениях. На данный момент, например, все больше занимаемся литьем, пробуем работать в ювелирке – для всего этого тоже нужно свое оборудование».





Нестареющая гармония

Также в числе недавних экспериментов – использование меди и латуни в отделке оружия, кованой, а также современной мебели. Так, в недавнем проекте кухни была задействована вытяжка из меди. В кованых предметах же данный материал, подчеркивает Ильдар, шикарно оттеняет железо. По части древесины умельцы предпочитают работать с твердыми породами – ясенем, дубом, березой. В отделке мелких вещей используют более ценные виды — американский орех. Все перечисленное, по мнению одного из основателей «Аники», никогда не выйдет из моды.




«Сталь, медь, кожа, мореное дерево — все эти фактурные материалы вместе образуют беспроигрышное сочетание, которое ценилось веками и никогда не потеряет популярности».





Уроки ковки для малышей

Научиться работать с деревом можно на мастер-классах по столярному делу, которые уральская мануфактура периодически проводит в своем цеху. Еще активнее популяризируют кузнечное дело. Металлурги из пригорода – частые гости музея Решетникова в Екатеринбурге.




Здесь, на территории старой усадьбы сохранили старую кузницу. Во время Дня города или «Ночи музеев» мастера проводят на площадке музея бесплатные воркшопы.




Азы ремесла они объясняют на примере простейших кованых ложек или гвоздей — сваять их могут даже самые маленькие жители Урала.



Текст: Любовь Саранина

Продолжить чтение:

  • Огонь-батарея

    DeWalt представила первый в мире конвертируемый аккумулятор

  • Дело в деталях

    Как сделать мебель и свет из авто- и мотозапчастей

  • Приручить дракона

    Зачем потомственный кузнец создал настоящего огнедышащего монстра

  • Сибириада

    Последние 17 лет Ольга Корягина проводит между молотом и наковальней