Алексей Павлов из Пскова рассказывает о секретах правильной вентиляции и о том, как работа в кузнице позволила ему по-новому взглянуть на свою профессию, а перегонка автомобилей – выжить и понять, что жесть – это его судьба.



Гостиница в Пскове, кровельные работы на здании которой выполнил Алексей

Редкий кадр

Отец Алексея был печником, и когда перед Павловым встал вопрос профориентации, он тоже решил заняться чем-то необычным. Из предложенного перечня выбрал специальность жестянщика-вентиляционщика – по его словам, весьма редкую. На восьмимесячной практике по итогам обучения он попал к мастодонтам жестяного дела – в бригаде со «стариками» делал вентиляцию на крупном мясокомбинате. Тогда он познал основные тонкости мастерства. После шесть лет в гордом одиночестве трудился в одном из автопарков родного Пскова – сложно преувеличить значимость системы вентиляции в загазованном помещении. «Там были такие трубы, что в них пешком в полный рост можно войти», — вспоминает самые яркие моменты Алексей.







После судьба забросила его в кузницу. Санкт-Петербургу вот-вот должно было стукнуть 300 лет, и фирма выполняла крупный заказ для гостевой резиденции Владимира Путина: два года мастера делали девятикилометровый забор, который прерывался пятнадцатью коваными воротами. Работал герой под началом бывшего ювелира, поэтому отношение к красоте в команде было особым.



При любой возможности герой вспоминает навыки, полученные в кузнице



«Голова тогда стала по-другому думать. Позже, вернувшись к профессии, я стал внедрять технические приемы и при удобном случае художественно оформлять свой продукт»



Алексей также делает коптильни горячего копчения из пищевой стали

Кузницу сам Павлов сравнивает с заводом. Например, помимо российских заказов, свою продукцию многочисленная команда отправляла за рубеж. «Каждый месяц мы собирали двадцатитонную фуру для США», — вспоминает Алексей.





Желание быть самостоятельной творческой единицей пересилило, и он ушел в свободное плавание. Правда, жизнь заставила сделать это в объезд – буквально: полтора года мастер занимался перегонкой автомобилей из зарубежья. Дальше все было, как в поговорке: не было бы счастья, да несчастье помогло. Законодательство изменилось, и заниматься перепродажей забугорных машин стало тяжело и невыгодно. Жестянка все это время ждала своего героя – и дождалась.





Мастерская своими руками

Первое время Алексей работал под открытым небом, взяв подержанный двутавр. Потом начал строить цех у себя на даче, после – организовал пристрой. Аппетиты заказчиков росли – Павлов купил соседний участок, на котором возвел капитальную мастерскую. Сегодня расширяется и она, а параллельно жестянщик строит себе дом.







Работает мастер один, если не считать армии железных станков и верных пажей – отряда электроинструментов и ручного — от Knipex. По его словам, за все время он пытался воспитать себе подмастерье, но из двадцати человек, приходивших в цех, потенциал был только у одного – но тот выбрал военную карьеру.





Прежде чем укомплектовать мастерскую французскими листогибочными станками Jouanel, Алексей перепробовал много других вариантов. По его словам, с ними мало что сравнится. Да, дорого, но работают машины идеально. Всего в его арсенале – с десяток агрегатов разных размеров. Но иногда не выручает даже заграница. Например, чтобы гнуть сферические формы, скажем, крыло для автомобиля, ему был необходим агрегат типа «английское колесо». Таких, по его словам, просто не достать. Пытливый ум нашел выход: Павлов модифицировал советский фрезер весом полтонны. Вскоре из Барнаула к нему пожаловал похожий гость – аппарат весом почти в тонну, который мастер тоже переработал с помощью знакомых инженеров.





Makita работает более утонченно. Bosch – немного топорно, но более надежно



Ножницы, болгарки, полировочные машинки, дрели, шуруповерты – верные слуги мастера, которые исчисляются десятками. На первое место Алексей ставит Bosch, вторую ступень его личного пьедестала занимает техника DeWalt. В хит-параде также агрегаты Makita, а за вечную классику в мастерской отвечает техника Jet: сверлильные станки – большой, малый, средний, сегментирующий листогиб, зиговочная машинка. В цеху Павлова есть целое семейство торцовочных пил – четыре брата: Makita, DeWalt, Jet и Bosch, каждый из которых сгодился для своего дела.







Дешево – значит, вредно

Почти за двадцатилетнюю карьеру жестянщика, если не брать во внимание периодическую смену деятельности, Алексей познал все тонкости этой сферы. Одна из проблем, считает он, — когда специально или по незнанию путают сендвич-трубы из пищевой и технической нержавейки. Первая опытными мастерами используется для выведения дыма, вторая – для вентиляции. Выглядят они одинаково, но система отвода так устроена, что за счет воздушных завихрений в ней возникает статическое электричество. Из-за него на стенках технической нержавейки намагничивается кокс (в простонародье сажа), а порой она (техническая нержавейка) может просто прогореть на ровном месте и даже привести к пожару. Проверить такие сендвич-трубы при покупке легко: нужно прикрепить обычный магнит к внутренней трубе. Так называемые пищевые марки сталей не магнитятся, а, стало быть, ваш дымоход будет всегда чист. Да, использование технической нержавейки выходит почти в два раза дешевле, но скупой платит дважды, и в этом случае – своим здоровьем и безопасностью. Хороший мастер себе такого не позволит.

Продолжить чтение: