Столярная мастерская Verstak в Санкт-Петербурге – редкий в наши дни случай потомственного дела. Павел Брик принял его у своего отца Игоря Анатольевича. Сегодня Verstak реализует проекты предметных дизайнеров и создает с нуля мебель и интерьерные детали для частных клиентов, от обшивки до обеденного стола и шкафа.







Передай другому

Игорь Анатольевич с детства занимался авиамоделированием – в его копилке чемпионские титулы на уровне СССР и СНГ. По профессии он – военный летчик, но после армии ушел в бизнес: стал представителем шведской компании, которая занималась производством лестниц. Кризис 1998 года подкосил сотрудничество, и отец Павла решил открыть собственное производство. Там тоже были лестницы, но в целом в конце 1990-х столярный цех мог осилить любые работы.









Сын проводил в мастерской все лето – зарабатывал на карманные расходы, проектируя различные предметы. К деревообработке как таковой Павел не испытывал пылких чувств. Позднее, когда сын выучился на архитектора и с друзьями открыл бюро, встал вопрос о продолжении семейного дела. Игорь Анатольевич поставил вопрос ребром: мол, либо закрываемся, либо ты продолжаешь мое начинание.







«Решение мне далось очень тяжело, мы ведь с нуля поднимали архитектурную студию. Никакого давления со стороны отца не было. Просто было сложно переключиться с творческих задач на менеджерские. Но со временем я нашел золотую середину, и о своем решении не жалею».









Главной задачей нового руководителя стал выход на новых заказчиков. Так со сменой поколений в управлении сменилось и поколение партнеров – ими стали молодые перспективные дизайнеры, которые размещали заказы в студии Павла. Однако в делах бизнеса участвует и отец, и сын. Игорь Анатольевич занимается финансовой стороной, а преемник – коммуникациями с клиентами, закупками, проектированием и оптимизацией рабочего процесса.







Мастерская

Verstak за свою историю сменил несколько локаций и как любое успешное производство вырос – чуть ли не втрое. Сегодня мастера развернулись в хоромах почти на 1000 квадратных метров на территории бывшего завода «Красный треугольник». Помимо Павла и его отца, здесь кипит работа у маляра и его помощника, шкуровщика, столяра и его подмастерья и двух стажеров. за каждым закреплено место, у кажого – свой ящик с ручным и электроинструментом, а вот станки – общие.







Парк формировался десятилетиями, и в арсенале остались только самые-самые солдаты, которые служат не один год. Крупногабаритные стационарные агрегаты – распилочные, фуганки – либо итальянские, либо родом из СССР. Советский, чугунный, по словам Павла, работает безупречно, только каждую неделю на нем меняют ножи.







Навскидку, за каждым столяром закреплены два шуруповерта, три лобзика, пять ручных фрезеров, два фрезера стационарных, распиловочный стол, станок фуговально-рейсмусовый, два сверлильных станка и мелкий шлифовальный инструмент. Большинство электроинструмента – Makita. Павла даже немного удивляет вопрос о таком доверии марке. Продукты бренда, по его словам, дольше всех работают и не подводят. Некоторые агрегаты служат мастерам уже десять лет, а один шуруповерт работает последние пять лет даже без замены аккумулятора.







К бесщеточным механизмам Павел относится спокойно. Говорит, пока его полностью устраивает то, что есть. Аккумуляторную технику он тоже не считает панацеей: мол, ты все равно привязан к зарядному устройству, хотя это и развязывает руки мастеру и делает работу более гибкой.









Несколько лет назад в мечтах Павла поселилась идея о запуске серийного производства предметов интерьера. Она его не покидает, но он сетует, что времени на осуществление задуманного катастрофически не хватает. Управление, развитие партнерских связей – количество клиентов в базе исчисляется десятками – все это отнимает большую часть времени. Так преемник своего отца пожинает плоды успешного дела – Verstak по-настоящему влюбил в себя новое поколение предметных дизайнеров.

Продолжить чтение: