Мастерская «Константино» из Кирова имеет испанские корни. Ее основатель Константин Колпаков десять лет прожил в стране матадоров, семь из которых проработал у знаменитого реставратора мебели Росалино Тассо.





Авантюра длиною в десять лет

Константин – настоящий авантюрист. После школы он отучился в авиационном техникуме на маркетолога – специалиста, о котором в те годы никто и не слышал. Реализовать себя в профессии было просто негде, даже на практику компании специалистов нового профиля не принимали: мол, зачем нам это?





Так получилось, что дипломированному специалисту-гуманитарию подвернулась первая работа в столярке, с которой он связал жизнь. Набравшись опыта, он работал на фабрике, которая производила мебель из ДСП. Жаловаться не приходилось, но герой не видел развития.



Одна из последних больших реставрационных работ Константина и ко. Стол ориентировочно конца XIX века. Столешница - ель, ноги - береза. Объект привезли из села Великорецкое Кировской области. Заказчица приобрела там старый дом и решила сделать музей. Всю мебель, которая там находилась, она отдала в мастерскую на реставрацию



«Перспектив в Кирове я не видел. Мне хотелось соответствовать высокому уровню, делать что-то на уровне брендов с мировой известностью».





В 23 года начинающий мастер отправился как турист в Испанию. Визу дали на месяц, и к его окончанию Константин твердо решил: остаюсь. Работу было найти тяжело, потому как, во-первых, ты не гражданин, во-вторых, нет опыта, а герой хотел реализоваться во вновь приобретенной профессии.







Какое-то время он полировал мрамор, и несмотря на то что это далеко от столярки, навыки пригодились ему позднее в обработке древесины. «Мрамор – деликатный материал, и шлифовальными машинками с ним нужно работать очень аккуратно. Я научился правильно выводить неровности даже на таком сложном материале, поэтому с деревом позднее было проще», — делится уроком Константин.



Испанский буфет из лиственницы относится примерно к 1930-1940 годам. Хозяйке он достался от отца. Во время работ на одной из дверок обнаружили набор цифр и штрихов. Надпись оставили нетронутой и покрыли ее лакам. Когда Константин спросил женщину, что они означают, она расплакалась. Оказалось, ее отец был картографом и по всей квартире оставлял отметки о долготе и широте, градусах. Дочь была счастлива увидеть такой привет от папы

Реставратор Росалино Тассо в своей мастерской

С реставратором Росалино Тассо судьба свела героя спустя три года. Патриарх с нуля обучил эмигранта тонкостям своего дела – первое время Константин был лишь учеником. Когда успехи стали заметными, парень перешел в статус подмастерья. После освоения азов плотницкого дела он осилил резьбу по дереву. Все это ему нравилось, но по-настоящему ему хотелось связать жизнь с реставрацией, на которой Тассо сделал себе имя. Учитель не отказал – и не прогадал. Однажды, когда речь зашла об уходе большого мастера на покой, он предложил Константино, как тогда на испанский манер называли героя, стать его преемником.





Однако после семи лет работы рука об руку Колпаков принял решение покинуть Испанию. «Времена настали тяжелые, грянул кризис 2008 года, но уехал я не сразу», — вспоминает мастер. Действительно, на родине Гауди он пробыл до 2014 года, а расставшись с учителем, пообещал когда-нибудь вернуться. Сегодня Константин и Россалино всегда на связи, а среди мастеров на официальном сайте «Константино» значится сын Тассо – тоже Росалино.





Разница менталитетов

Никаких особенных отличий между испанской и русской школой реставрации Константин не отмечает. Разница, говорит он, в подходе к своему делу, и здесь не работает географический или национальный признак: ты либо делаешь свою работу скрупулезно, либо халтуришь. Кредо «Константино» — перфекционизм и внимание к истории. Например, однажды его попросили покрасить буфет с красивым шпоном и сложной инкрустацией. Мастер пошел на хитрость: закрыл шпон хорошим грунтом на случай, если со временем клиент передумает – так краску будет легко снять.





Отношение обывателей к мебели, напротив, у испанцев и русских разнится. Там, по словам героя, к предметам интерьера относятся как к наследию, то есть понимают, что стол, гарнитур – что угодно – будет служить потомкам не одно десятилетие, а то и несколько веков. По этой причине там популярны реставрационные работы. По этой же причине здесь, на родине, Константин не использует фанеру и МДФ. «Они прослужат максимум лет пятьдесят, после чего начнутся необратимые изменения. Мебель из массива – на века», — резюмирует он.





Мастерская с нуля

Когда в 2014 году Константино вернулся в родной Киров, у него было много знаний, но никакой технической базы. Первый месяц, вспоминает он, работали только ручным инструментом. Первые станки – советские, самопальные – появились только через месяц, а полностью мастерская обросла инфраструктурой лишь через год.





Цех укомплектован по общемировым канонам – никакой национальной специфики: стационарные фрезеры, фуганок, рейсмус, циркулярные пилы. В испанской мастерской Константин работал на местных станках и местным электроинструментом, а вот в России часть парка – от итальянцев Felisatti. На втором месте – Makita, но никаких особых предпочтений как у мастера у героя нет. Первое время мастера использовали продукцию российской марки, правда, та их подводила.





«Мы ориентируемся на мнение таких же пользователей, как мы сами. Смотрим отзывы на сайтах, форумах, обзоры на ютубе».







В начале пути 99% производства приходилось на ручной труд – тогда мастера орудовали инструментом без изысков, купленным в ближайшем крупном магазине. Рубанки, отмечает Константин, служат им до сих пор, но в планах – снова обратиться к итальянцам.







Сегодня каждая вещь, выпущенная цехом, — на 60% сделана с применением ручного инструмента. Большая часть работ мастерской сегодня – это реставрация или репродукция. Практика «Константино» говорит о возрождении интереса к вещам с историей, тем, которые будут служить нашим внукам.

Продолжить чтение:

  • Варить и пилить

    Ютуб-канал, где вдохновляют своими руками делать сидр и двуспальные кровати

  • The Doors

    Как ростовские бородачи стали главными дверными рок-звездами Москвы

  • Из лесу, вестимо

    В Городце пройдет фестиваль лесных открытых мастерских

  • Кошкин дом

    Как выпускница МГУ делает мебель для домашних животных